Impressum | Kontakt

««« zurück

Несуществующий диалог

Несуществующий диалог

Уча Нануашвили

Сегодня грузинский народ обделён возможностью прямо поговорить с абхазским народом, и наоборот.
Многие годы в правительстве и вне его существующие деструктивные силы сознательно обманывают грузинскую общественность и целенаправленно уклоняются от прямого диалога. Процесс переговоров искусственно сорван. Народу в течение лет насаждали и насаждают мысль, что мирные переговоры зашли в тупик, а единственным путём решения является война. И это при том, что мирные переговоры практически не начинались. В течении ряда лет такую политику проводил Шеварднадзе, а после Розовой Революции, особенно с 2005 года- Саакашвили. Эту же мысль утрировали почти все ведущие политические и общественные силы Грузии.

К сожалению, политики доверенные им дела исполняют плохо, или вообще не исполняют. Именно плодом их дурной работы и является чрезвычайное напряжение ситуации, общество же, как и годами ранее, отвечает за эти ошибки ценой собственных жизней и крови. Естественно, возникает вопрос: почему наш народ должен стать жертвой грязных игр политиков?
Грузинскому и абхазскому народу нужны только мир и диалог. Почему этого не могут усвоить те силы, которые считают себя выразителями их воли? Внешне это признают все, но что происходит на самом деле?

Чей заказ выполняют политики?

Политики обязаны исполнять волю народа и сделать всё, чтобы предоставить народу выход-выход, который выведет из тупика всех и переведёт грузино-абхазские отношения в новую фазу. К сожалению, большая часть политиков во всех смыслах не особо выражает волю населения, хотя они и присвоили себе право говорить от имени собственного народа и страны. Мнение народа как всегда игнорируется. Народ никто не спрашивал, хотели они или нет начала войны в Абхазии 17 лет назад. А те банды, которые вторглись в Абхазию, а до того несколько раз в Мегрелию, называли грузинскими соединениями, и они действовали от имени грузинского государства. Именем грузинского государства был спровоцирован не один инцидент.

Информационный вакуум и средства массовой информации в разжигании конфликта

На сегодняшний день мы – грузины и абхазы знаем намного больше о том, что происходит в дальних странах и на континентах, чем друг о друге. Уже годы идёт информационная война против грузинского и абхазского народов. Населению преподносится максимально отфильтрованная информация, а в большинстве случаев – только дезинформация. Ежедневно средствами массовой информации происходит тиражирование бесконечной лжи, происходит создание образа врага и этому не видно конца. Народ же, у которого нет альтернативного источника для получения информации, к сожалению, верит этой дезинформации. Только единицы знают, что большинство сюжетов, выходящих на телеэкран или вообще вымышлены, или в них есть только доля правды. Желательно чтобы население задумалось, прежде чем верить информации, выслушанной из зоны конфликта. Мы смогли перепроверить лишь небольшую часть информации, но и этого достаточно для того, чтобы убедиться, что правительству успешно удаётся создание ложного общественного мнения, манипулирование информацией. Оно не уклоняется и от искажения фактов и распространения дезинформации, что естественно приводит к эскалации конфликта. В этом процессе активно участвуют так называемые журналисты, которые иногда распространяют необъективную информацию по причине своей недостаточной квалификации, а иногда совершенно целенаправленно подделывают реальность и потчуют народ дезинформацией, заказанной правительством.

На сегодняшний день вся грузино-абхазская политика строится на взаимных обвинениях, к которым правительство особенно прибегает в целях пиара перед выборами, часто же для того, чтобы скрыть важные события. Вспомним инспирирование инцидента в Хурче во время парламентских выборов 2008 года. Примечательно, что в этом авторское право принадлежит не грузинскому правительству. В феврале прошлого года тот же метод применило правительство Армении с целью скрыть фальсификацию выборов: в районах пограничных с Карабахом шла интенсивная стрельба.

Конфронтация налицо, в результате чего, как всегда, нарушаются права именно мирного населения. Образ врага усиливается ещё больше. Простому, обычному криминалу в случае попадания в зону конфликта присваивается классификация, подобная этой: «абхазские криминалы», «абхазская бандитская группировка», «осетинские сепаратисты» и т.п. Нам известны и факты получения респодентами вознаграждения за произнесение перед телекамерой определённой, выдуманной фразы. Или то, как кадры, отснятые в деревнях Цаленджихского и Зугдидского районов, выдавали за кадры деревень Гальского района.

Наверное настало время посмотреть скептическим взглядом на все те факты и оценки, которые мы выслушали за последние годы. Проявим взаимоуважение и внимание друг к другу. Грузины и абхазы, живущие в зоне конфликта, имеют право на развитие и мирную жизнь. Помнит ли кто-нибудь об этих людях? Помним ли мы те десятки тысяч человек, которые ежедневно живут в такой атмосфере?

Кто такие абхазы для грузин?

Возникает вопрос, проявляет ли грузинское общество достаточно уважения и внимания к абхазской нации? Искренни мы или же нет, когда говорим «давайте жить вместе с абхазами», если нам трудно прийти к элементарному взаимопониманию? Если для нас абхаз – это гость, пришедший с Севера, который «живёт на нашей святой земле и должен быть благодарен, что вообще жив и дышит нашим воздухом»? Если перевод Библии на абхазский язык для многих, оказывается, недопустим? Если абхазы – это грузины, и в действительности не существует никаких абхазов… Может, выясним как-нибудь, кто сжёг в Сухуми во время войны государственный архив Абхазии и Научно-Исследовательский Институт? Признаем, что именно мы сделали для сохранения абхазского языка и абхазской культуры. Сколько лари мы потратили на это? Что мы сделали для решения конфликта? О чём говорит тот факт, что бюджет Министерства Обороны в 2007 году составлял миллиард четыреста девяносто четыре миллиона, а на государственный министерский аппарат в сфере решения конфликтов было выделено только 610 000 лари (примерно столько же, сколько и в другие годы)? Что мы делаем для того, чтобы Абхазия стала абхазской и развивался абхазский язык?

Согласно Конституции, абхазский язык объявлен государственным языком на территории Абхазии. Но за эти 18 лет сколько книг на абхазском языке было напечатано в Тбилиси? Так может и мы внесли свой вклад в русификацию Абхазии?

Почему абхазы смотрят в сторону России?

Не будем далеко углубляться, для читателя и так понятно, как работал Советский Союз, а позже – Российская Федерация в деле разжигания конфликтов. А также как работает она сейчас, и кто помогает воплощению её сценариев на местном уровне. На этот счёт у общества постепенно складывается достаточно точное представление.

Пока ещё полностью не оценена роль советского КГБ как в этих процессах, так и в процессах национального движения, вооружённых переворотов. Почему погибли при подозрительных обстоятельствах те лидеры, которые способствовали диалогу и решению проблемы, и развивались те силы, которые ещё более усложняли и так сложную и напряжённую обстановку? На многие вопросы всё ещё нет ответа. Новейшая история же – совсем не оценена. Все процессы, проходящие по закону люстрации подозрительно заморожены, по всей видимости, не так уж и случайно.

Может быть, стоит задуматься, почему абхазы готовы просить помощи у России – у той России, которая неоднократно воевала с ними в 19 веке и которая переселила большую часть абхазов, а часть совершенно уничтожила. Сегодня никто не говорит об абхазском геноциде со стороны России в 19 веке. Почему? Почему когда мы говорим о возвращении назад депортированных турков-месхов, мы не вспоминаем об абхазских мухаджирах? Если общество и правительство говорят, что Абхазия – часть Грузии, то почему же мы не проявляем последовательность? Помнит ли кто-нибудь в Грузии геноцид абхазов, который отмечается ежегодно 31 мая? Или это и впрямь безразлично для нас?

Возвращение в Абхазию абхазских мухаджиров и грузинских беженцев

Грузины и абхазы поддерживали взаимоотношения на протяжении веков. Сегодня мы не оставляем абхазам другого пути, кроме России. Потомки мухаджиров снова стали беженцами. Помнит ли о них кто-нибудь среди грузинской общественности? Среди грузинских политиков? Какая партия или общественная группа помнят о них? Уже ничего не говорю о должностных лицах или государственных органах. Хотят ли они узнать их проблемы и хотя бы начать разговор об их возвращении? Готовы ли мы к этому? Готовы ли мы хотя бы к возвращению грузинских беженцев? Действительно ли мы хотим этого, или же и это только компоненты политических игр и пиара, которые лишь тогда выдвигаются вперёд, когда это кому-то и где-то понадобится? В конце 90-х годов многие жители Гальского района вернулись назад в Абхазию. Эта волна была настолько большой, что грузинское правительство по-настоящему испугалось, поскольку у них из рук ускользали рычаги управления проблемой, и тогда процесс возвращения снова затормозился. Быть может, нам и сейчас удобнее, чтобы ситуация с беженцами не менялась, ведь в процессе выборов так легко обнадеживающими фразами и обещаниями получить значительную поддержку среди их электората. Помнит ли кто-нибудь, что надо хотя бы извиниться перед беженцами за то, что правительство не смогло их защитить?! Напротив, именно правительство на протяжении лет поставило десятки тысяч человек в унизительное положение. Когда же грузинское правительство извинится перед абхазскими и грузинскими беженцами?

Работы по возвращению грузинских беженцев и абхазских мухаджиров в Абхазию должны быть начаты параллельно. Процентное количество абхазов должно вырасти. Беженцы должны вернуться. Иначе Абхазия не сможет смотреть в сторону Европы. И это в 21 веке реально.

Сколько абхазских слов мы знаем?

Помнит ли кто-нибудь в Тбилиси, кто такие абхазы, сколько человек знает хотя бы одно абхазское слово? Слово «хатамзааит» («извини») для очень многих грузин единственное известное слово. Хотим ли мы и впрямь наладить отношения с абхазами? Видим ли мы в чём-нибудь свою вину, в том, что произошло и происходит? Или же во всём этом виноваты сепаратисты и российские оккупанты? Понятно, кто такая Россия и чего она хочет. Но хотим ли мы понять, какие интересы есть у абхазов, что они думают, что их беспокоит и тревожит? Может в чём-то они правы? Может, посмотрим на происходящее глазами абхазов? Но нет! Подобная политика ведь поставит в тупик большой фарс, называемый русским сценарием. В исполнении этого фарса участвовали все правительства Грузии – иногда сознательно, иногда неосознанно. Эта политика долгое время работает в нашей стране, работает против абхазов и грузин. Работает с участием главных действующих лиц, видимых и невидимых «героев». Кто стоял, и кто стоит в действительности за этими людьми? Какое учреждение? Большая их часть комфортно себя чувствует, и их даже не беспокоит мысль о содеянном.

27 сентября для грузин – день падения Сухуми,  для абхазов – день его освобождения

Спросим какую-нибудь мать, хочет ли она или нет снова отправить сына на братоубийственную войну? На ту войну, где не будет победителя, но все будут побеждёнными. Войну, которая для абхазов будет равносильна окончательному уничтожению, для грузинского же государства – окончательному краху. Знаем ли мы или нет, что в 1992-1993 годы войны погибло примерно 5% абхазов? И что если то же самое повторится, в войне выиграют только посторонние, те, кто придёт и поселится на месте, где прежде стояли дома грузин и абхазов. Многие абхазские семьи потеряли в войне члена семьи, их фотографии можно увидеть в каждой семье в Абхазии. Кто эти люди для Грузии? Для грузин? Враги? Обе стороны имеют своих героев и врагов. Что делали бы на месте абхазов большинство грузин, если бы в их дома вломились вооружённые банды? Взяли бы оружие в руки, или нет? Будем искренними, и поймём друг друга. 27 сентября для абхазов – день освобождения Сухуми, для грузин – день падения Сухуми. С этим менталитетом растут дети с обеих сторон. Раны же ещё открыты и незалечены.

Вопрос, действительно ли мы хотим понять абхазов? Можно ли или нет этот день отмечать одинаково?

Милитаристическая истерия

Телевизионные каналы в последние годы затопила военная пропаганда, призывы к войне. Тысячи лари тратятся на пропагандистские клипы, «Здравствуй, Абхазия» без абхазов, как будто при приезде в пустой Сухуми друг друга провожают «патриоты» певцы (и конечно, какая песня будет без выхода президента?!). 50000-ларовая безвкусная милитаристическая истерия на воде Псоу. Помним также фашистскую пропаганду в эфире «Грузии», финансированную Министерством Обороны: шедшие летом 2008 года передачи, уснащённые цитатами Гитлера («Раз и навсегда мы должны понять, что мы никогда не вернём потерянные территории ни молитвами, превратившимися в формальность, ни надеясь на Лигу Наций, а только силой оружия. Гитлер, 1932»)… И всё это финансировалось из нами же выплаченных налогов.

То, что мы получили в результате такой милитаристической политики- ясно для всех и потому не буду продолжать. К сожалению, мы не хотим учиться на ошибках. Мы снова входим в ту же реку. Правительство продолжает всё ту же политику. И большая часть общества имеет прежний настрой. Им нужно то же самое, только уже с другим лидером, и посредством другой политической команды.

Кому нужна война?

К войне призывает тот, кто не знает, что такое война, и не скажет, с кем нужно воевать и почему. Почему мы должны верить и следовать провокации чужой силы, которая и раньше снабжала грузин и абхазов оружием, чтобы мы поубивали друг друга. Да и теперь, на сегодняшний день, они щедро снабжают нас оружием. Главное, чтобы мы истребили друг друга. Кроме того, за счёт торговли оружием получены дополнительные миллиардные прибыли, перед соблазном которых не может устоять ни российское, ни грузинское правительство.

Нас заставили привыкнуть слушать с телеэкранов ложь друг о друге, нас приучили, что нужно жить в постоянном напряжении, страхе и терроре. Нас приучили к террористическим актам и спектаклям в зонах конфликта. Нас приучили к обстановке, которая не является ни миром, ни войной.

Что значит, вернём Абхазию? Вернём территорию или народ?

И вообще, что значит хорошо разрекламированный лозунг «Вернём Абхазию»? Вернём абхазскую землю или абхазский народ, взаимоотношения с ним? Стоит вообще или же нет возвращаться в страну крови и смерти? Что нужно грузинскому обществу? Реванш, или нормальные отношения с абхазским народом?

К сожалению, война августа 2008 года в Цхинвали не была войной только политической элиты. Большая часть политиков и общества поддерживала её. Выступления против войны не находили никакой поддержки даже среди самого гражданского населения. С сожалением можно отметить и то, что в июле 2008 года большая часть грузинских неправительственных организаций уклонилась от подписания заявления, направленного против войны.

И теперь время ещё однажды задать себе вопрос: что нам нужно в Абхазии – война или мир? Если война – тогда понятно, кем мы будем после войны. А если мир, тогда может подумаем друг о друге, подумаем о будущем.

«Не существует пути к миру, мир – это сам по себе путь.»
Извинение

Не лучше ли будет и правда извиниться друг перед другом и оставить прошлые грехи и ошибки? Не лучше ли будет со вниманием отнестись к боли друг друга, понять друг друга и сказать раз и навсегда, что мы – грузины, не допустим войны с Абхазией. Также мы, беженцы из Абхазии, скажем, что как бы ни было нам трудно, мы никогда не попросим от нашего правительства применять военную силу , чтобы мы вернулись в Абхазию. Что мы допустили ошибку, когда не предотвратили начало войны годы назад. И не защитили ни грузинский, ни абхазский народ.

Мы знаем, что значит поражение, измена, и если нам нужно добро для абхазского народа, никогда мы не пожелаем им поражения. Мы – абхазская и грузинская нация обязательно победим, и победа одного нас ни в коем случае не должна означать поражения другого. Почему так трудно сблизить два народа и найти общие пути и общие интересы? Неужели так трудно найти общий язык? Как мы жили до этого столько веков? Некоторым уже трудно даже признать факт совместного проживания в течение веков.

Война в грузинском сознании

Война начинается в уме и сознании, а потом уже – реально. Годы назад начавшаяся между нами война, к сожалению продолжается и по сей день. Война должна когда-нибудь закончиться, и в первую очередь она должна закончиться в нашем сознании. Война-это уже поражение.

Часто самая трудная проблема решается самым лёгким методом, элементарным осознанием истины. Человеку возвращается назад то, что он сам посылает, агрессия вызывает агрессию, ненависть-ненависть, насилие-насилие. Сколько негативной информации, негативных импульсов и заряда пошло в адрес Абхазии и абхазского народа за последние годы? И обратно… Этот заряд растёт. И отражается на наших будущих отношениях. Пошлёшь положительное, положительное и получишь, в ответ на любовь получишь любовь. А взамен агрессии и ненависти получишь их же. Это та самая библейская истина, понять которую так трудно нашему обществу. Правда ли мы хотим что-то изменить в этой динамике? Хотим ли послать положительный месидж в адрес абхазского народа?

В чужом глазу и соринку замечаем, а в своём собственном не видим бревна

В обращении кампании «Простите» звучал призыв к молитве. Для многих это не смешно. Любовь и молитва изменяют многое, и то, чтобы абхазы и грузины уважали друг друга-это не только мечта. Это единственный путь справиться с создавшимся положением, из которого мы вроде бы все хотим выйти, но из-за своей гордости не хотим замечать признаков шовинизма в самих себе.

Грузинский шовинизм

Насколько сможет грузинское общество и грузинское государство в целом отказаться от грузинского шовинизма и приукрашивания истории и признать собственные ошибки – от этого во многом зависит будущее нашего общества и государства в целом.

Конечно, на многие вопросы должны ответить и абхазы. Ни Москва, ни Вашингтон, ни Брюссель не решат те вопросы, которые нужно решать двум народам. Насколько мы этого хотим? Сколько времени это продлится? Грузины или должны отказаться от грузинского шовинизма, или вообще от Абхазии. Эйфория признания независимости проходит быстро и нужно возвращаться в реальность. Огромная русская военная машина в Абхазии направлена в первую очередь против самих абхазов. Это намного лучше проявится через десять лет. Хотя в Абхазии думают, что для них опасностью номер один является правительство Саакашвили и другого выбора, кроме России на сегодня нет.

Абхазская Абхазия

Грузинская общественность должна всячески способствовать развитию абхазского языка и превращению его на территории Абхазии в государственный язык. Когда Абхазия станет абхазской, она уйдёт с русской орбиты.

Не существует грузино-абхазской точки зрения

Факт, что не существует неразрешимых конфликтов и из любой ситуации есть выход, альтернатива. Остаётся вопрос: насколько это осознаётся грузинским обществом? Насколько мы смотрим на вопрос с точки зрения далёкой перспективы и прагматического подхода? Сегодня наше общество основано на эмоциях и не видит пути мирного решения конфликта. У общества нет ясного представления о причинах войны и её последствиях. Всё рассматривается с зауженной, однобокой позиции и трудно признать свои ошибки и проблемы. Сегодня общество ищет ответы на вопросы везде, кроме самого себя. Во всех, кроме себя, видит виновных: правительство видит виновных в России и оппозиции, оппозиция – в правительстве, народ обвиняет всех: Россию, Европу, абхазов, осетин.

В первую очередь проблема в нас. Да, конечно, и другие нам помогают, и помогают очень сильно, но в первую очередь проблема-это мы. Мы себя не признаём теми, кто мы есть. Пора назвать грузинский шовинизм грузинским шовинизмом.

Факт, что за все эти годы не была создана широкомасштабная концепция, где была бы выражена точка зрения различных слоёв общества. Для нас трудно признать собственный вклад в конфликт и войну. И мы всегда готовы обвинить других. На протяжении этих лет в адрес абхазского народа посылались только агрессия, насилие, пропаганда войны, попытки запугивания, пренебрежение… и то же самое мы получали взамен.

Многие спрашивали с победным видом – вы же извинились перед абхазами, и что получили взамен? Ничего! Только насмешки и агрессию, как от грузин, так и от абхазов.

Целью извинения не было призвать абхазов к такому же шагу. Извинение в основном планировалось для грузин, чтобы мы признали наши ошибки и научились чему-то на этих ошибках; признали, что на нас возложена большая ответственность, когда что-то происходит в стране. И не имеет значения, извинится ли кто-нибудь в ответ, теперь или вообще когда-нибудь. Это только индивидуальный, интимный акт-главное нам самим заплатить наш долг, чтобы эти слова не остались только в сердце, чтобы мы публично смогли произнести эти слова и морально могли бы быть свободными от того груза, который принесла нам эта война.

Вторая мысль, которая часто высказывалась – извиняется тот, кто не принимал никакого участия в этой войне. Возможно, это действительно так. Скажу и то, что мы пытались во время войны остановить мальчиков, отправляющихся воевать в Абхазию, и по дороге в аэропорт заставить их передумать идти на войну. Мы вынесли и заключение в полиции на несколько дней за выступления против войны и тех политических событий в целом, которые происходили в начале 90-х годов в Грузии. И, к сожалению, мы тогда тоже были в крайнем меньшинстве.

Два года назад сама тема извинения находилась под знаком табу. Публичное обсуждение этой темы не было ни популярным, ни безопасным. Можно считать акцию состоявшейся уже потому, что о ней многие говорят. И все думают. Фактически, это была провокация, в хорошем понимании. Эта провокация исполнила свою миссию. Извинение подняло завесу над многим, в том числе и над тем, насколько мирно грузинское общество в действительности расположено по отношению к абхазам, и насколько велик милитаристический настрой, насколько далеки правительство и общество от мирной позиции.

Другая Грузия

Радикальные шаги всегда болезненно воспринимаются в обществе. Часто могут даже объявить тебя предателем, но общество именно за счёт подобных искренних и открытых, мирных инициатив, получает шанс к примирению. Все смотрят в прошлое, все те, кто противится не то что кампании «Простите», но и самой идее, самому употреблению этого слова. Извинение само по себе не является панацеей. Это был знак, что существует другая Грузия, существуют и другие люди в этой стране, которые представляют себе Грузию другой-с другими целями и другим менталитетом.

Сегодня все говорят о решении конфликта, но к сожалению людьми забыта простая истина: без любви и прощения не решится ни одно дело. Сегодня ни один противник этой идеи не приведёт вам аргументов против неё. Только комплексы и гордость, что вот, нам ни перед кем не в чем извиняться; извинение считается слабостью, трусостью. Снова проводятся бесполезные дебаты, кто первым поселился в Абхазии – грузины или абхазы, кто первый выстрелил, как они посмели это и т.п. Но на вопрос, почему это произошло, трудно ответить всем.

В последнее время говорят, что это была только русско-грузинская война. Но если завтра России не будет, сможем ли мы и абхазы жить вместе? Может правда мы в чём-то ошибаемся? Насколько правдива наша историография, теории Марики Лорткипанидзе и других, что абхазы поселились в 16-м веке и в действительности «настоящие абхазы» это грузины, а апсуи – это другие, которые сделали столько всего дурного. Допустим на одну минуту, что всё это правда. И что потом? Переселим абхазов назад – на Северный Кавказ? Общество настолько проникнуто подобными убеждениями, что ему трудно адекватно всё представить и проявить верную реакцию. Обществу внушают различные мнения, избирают вначале одного президента 90 процентами голосов, затем другого с тем же процентом, потом третьего. А потом мы всегда объявляем, что ошиблись в выборе предыдущего президента. Что самое главное, всё это прекрасно управляется извне – иногда невидимыми, а иногда -видимыми нитями, и абсолютному большинству трудно это понять. Каждый президент обещает объединённую Грузию. Но у всех были и есть одинаковые цели и политика в отношении Абхазии. Все три президента Грузии выполняли одну и ту же политику. В их политике абхазы были забыты и отвержены. Эта политика продолжается и по сей день.

На протяжении кампании мы столкнулись со множеством звонков, угроз и грязной клеветы в свой адрес. Никто не спрашивал, почему мы начали кампанию. Некоторые прямо объявляли нас предателями и агентами; эти действовали по поручению определённых политических партий; некоторые же – например президент Саакашвили в ноябре 2007 года в своём выступлении прямо объявил: «За что мы должны извиняться, за то что нам отрезали головы и вышвырнули вон? За то, что разрушили грузинские памятники, за то, что заставили наших детей замерзать на перевале и сбили наши самолёты? За всё это мы ещё должны извиняться? Кто эти люди, из какой международной организации? Какой грант они получили, что пишут такие глупости?»

Большая часть грузинских средств массовой информации продолжает блокирование не только кампании, но и самого слова «Простите». Доступными оказались всего лишь несколько малотиражных газет, радио и интернет-издания. Правительство и большая часть оппозиции также использует это слово для ругани. Ясно только одно: кампания обнажила грузинское общество, с его негативными и позитивными сторонами. За показной демократичностью и толерантностью в обществе достаточно сильны шовинистические настроения.

Что за философия стоит за кампанией «Простите»?

Конфликты после физического насилия и окончания войны в сердцах людей продолжаются ещё долго. Ненависть и гнев контролируют жизнь человека на протяжении долгого времени. Эти эмоции парализуют людей и делают их рабами ненависти. Когда гнев и ненависть овладевают человеком, невозможно чтобы он мыслил здраво и смотрел вперёд. Кампания «Простите» возможно будет первым шагом для прерывания негативного круга. Она пробуждает сознание, которое способствует складыванию взаимоуважения между народами. Кампания стремится к тому, чтобы эмоции и ненависть не правили людьми. Это и есть путь, чтобы посмотреть вперёд, оставить в прошлом всё зло и думать о будущем. Это не обвинение в адрес какой-то из сторон. Это-первый шаг к тому, чтобы люди приняли друг друга и простили. Путём проявления перед стороной «противника» своей гуманной стороны люди могут преодолеть противодействие.

Не существует будущего без прощения. Кампания учится на прошлых ошибках. Она означает признание своей доли ответственности за конфликт, за тот конфликт, где оба народа понесли тяжелейшие потери. К осознанию этого люди могут прийти вместе. Этот шаг обязательно делается одной из сторон, и за ним обязательно последует результат, он превратится в своеобразный катализатор для социальных перемен. Извинение – вот путь, лежащий к сердцам друг друга.

Разрыв цепи ненависти. Чего мы достигли и что планируем?

Многие спрашивали – вот уже два года как началась кампания, и какие же результаты вы получили? Ситуация стала ещё более тяжёлой. Ясно, что результаты подобной кампании проявятся через 5, 10 и 20 лет. Главное, чтобы то негативное отношение, которое на сегодняшний день существует между двумя народами, прекратилось, чтобы была разорвана цепь ненависти, лежащая между ними. Негативные отношения постепенно должны перейти в позитивные.

Мы насаждаем в людях вокруг себя ту мысль, что абхазы и грузины должны оказывать уважение друг другу. Кампания финансируется только за счёт личных пожертвований, поскольку реально никто не выделит сумму на примирение. Некоторые доноры и посольства были заинтересованы в поддержке этой идеи, но услышав о позиции правительства тут же отказывали в поддержке.

Общество должно суметь то, чего не смогли сделать ведущие политики. Общество должно понять, что все мы способны что-то сделать, и мы делаем акцент на ответственность каждого человека, на гражданскую ответственность. В конце концов, этой кампанией не говорится ничего нового. Две тысячи лет назад Иисус Христос пришёл и подал нам пример, что без раскаяния, без признания своих ошибок будущего не будет. Бог готов дать нам пример любви и добра, а всё то, что произошло, Бог, наверное, допустил за наши грехи и ошибки, чтобы мы задумались о каждом своём шаге – насколько мы правы, когда нам кажется, что мы ничем не согрешили, что виновны только другие и поэтому мы ничего за собой не признаем.

Посмотрим на всё другими глазами. Эмоции проходят. Боль проходит. Жизнь продолжается. Хотим ли мы или нет, ни грузины, ни абхазы никуда не уйдут. Наш удел здесь. Рано или поздно нам всё равно придётся переосмыслить прошлое и написать истинную историю. Придётся отставить в сторону грузинские и абхазские мифы.

Мы выйдем из этого тупика, где застряли уже давно. Отнесёмся с должным уважением к абхазскому народу, лучше будем использовать для диалога Мегрелию.

Параллельно должны быть собраны и перепроверены данные о жертвах войны. Жертвам войны должна быть выплачена соответствующая компенсация. Те же люди, кто обвиняется в военных преступлениях, должны предстать перед судом с обеих сторон. Безнаказанность не должна царствовать в регионе.

Доверие между двумя народами должно быть восстановлено. Должны существовать постоянные отношения. Должно быть создано общее поле: информационное, экономическое и др. Не мы решаем политические вопросы, но мы можем что-то сделать для того, чтобы нынешние ненормальные отношения прекратились. В этом наша мысль ясна. Наши отношения должны основываться на правде, искренности, любви, прощении и тех качествах, которые так ценились на Кавказе на протяжении веков. Сам народ должен сделать это. Наверное, настанет время и у нас будут правители, которые придут к согласию по политическим вопросам. Единственным гарантом выживания абхазского народа может быть Евросоюз. Ни официальная Москва, ни официальный Тбилиси на сегодняшний день не выполняют никакой позитивной роли в этом направлении. Напротив!

Кто по-настоящему борется сейчас за это? Очень мало людей. У политиков, военных, представителей информационных служб, гражданского населения, церкви, международных организаций не имеется реального воззрения на то, как решить конфликт. А используем ли мы все ресурсы для остановления подготовки военных действий, скрытого милитаризма и военной пропаганды? Или наоборот, как и в 2008 году в августе все молчим и ждём объявления главнокомандующего, об очистке Цхинвальского района от криминалов? Все молчим: политики и неполитики, народ и церковь? И когда мы не слышим такого заявления, тогда постепенно начинаем критику правительства- «вот, если б мы там были, мы бы победили» и т.п. Думали ли мы когда-нибудь о том, чему способствуем подобным молчанием?

Молчание или мир?

Нам известна цена мира: мы выбираем мир. Для нас недопустима война, призывы к войне, военная пропаганда, бряцание оружием и военная риторика, потому что война только внешне может выглядеть справедливой и благородной, даже и в том случае, когда дело касается восстановления территориальной целостности, признаваемой ООН.

В намерения грузинского и абхазского народов входят только мир и диалог. Грузинам и абхазам всё равно некуда больше идти. Наши дети и через сто лет будут жить здесь и сохранят язык, культуру, достоинство и историческую память.

У наших народов есть будущее!

 

 

24. November 2010 | russisch, Публикации | Bookmark |
««« zurück

Schreiben Sie uns einen Kommentar

    •  
  •  
  • Самые интересные

Аббасов Ильгам

Введение
В этой статье я хочу поговорить о той теме, которой меня интересует уже довольно давно. Речь пойдет о том, как, в каких контекстах преподносят материалы представленные в школьных учебниках сами учителя, какие идеи они считают правильными для прививания школьникам и т. п. Подчеркну, что учебники создаются профессиональными историками.

...дальше

Кетеван Какителашвили

В пост-Советский период положение преподавания истории в Грузии претерпело серезные изменения.
Как известно, в Советский период история преподавалась по единой союзной программе и соответствующим учебникам, которые создавались в Москве и переводились на языках народов СССР.

...дальше

Али Абасов
Южный Кавказ (ЮК) продолжает пребывать в вынужденной стагнации: заморожены не только конфликты, но и в целом общественно-политическая жизнь региона. Прежде всего сложившаяся ситуация сказывается на процессах демократизации, сворачивание которых в регионе происходит с разной интенсивностью, но неуклонно. Важно отметить, что этот процесс сложился и продолжает

...дальше