Impressum | Kontakt

««« zurück

Мы живем в исключительное время

Мы живем в исключительное время

Елмир Мирзоев

- Вы впервые в Армении. Какой Вы ее себе представляли, и какой она оказалась?

- Сказать, что с моим визитом мои представления резко изменились, не могу. Представлял увидеть такую же кавказскую страну, как и наша. В Баку традиционно была большая армянская община. Я знаком с армянской культурой, с армянской субкультурой. Единственное, что меня не просто удивило, а приятно удивило, это то, что в Армении существует довольно значительный пласт русскоговорящих. Это упрощает контакт. Ереван очень понравился: компактный город. Особенно нравится, что жить в нем удобно и уютно, нет огромных «трафиков».

- Как Вы охарактеризуете современную культуру, в частности современную культуру постсоветcкого пространства?

- Начнем с того, что культура вообще отошла на второй план. Сейчас доминирует такой фактор как «американская культура» и «современная культура». На данном этапе между ними можно смело ставить знак равенства, так как очень часто они взаимозаменяются и используются как тождественные. Именно благодаря тому, что эта культура настолько поверхностная, она и способна доминировать.

Если говорить о культурном аспекте нашего постсоветского общества, после развала грандиозной по мощи и замыслу империи, она пребывает в колоссальной дистанциированности от внешнего мира и даже в некотором противостоянии внешнему миру. Практически полностью интровертные и зацикленные культурные процессы в нашем обществе создали атмосферу, называемую «вариться в собственном соку».

- А музыка? Какое место в современном культурном процессе занимает она?

- Музыка разделяется на несколько сфер, я представляю академическую музыку. Сейчас существует огромный пласт развлекательной музыки. Попса как раз развлекательного плана. Попса на сегодняшний день занимает огромное пространство, академическая музыка находится в какой-то лазейке, буквально в каких-то углах. Думаю все это объясняется прежде всего политическим клише: мировой язык – английский, наличие интернета – все это активизирует процесс и развивается он с очень большой скоростью. «Бороться» с космополитической и поверхностной попсой, объединяющей многомиллионную массу потребителей, как когда-то китайцы с воробьями, совершенно бесмысленное занятие.

- Нужна ли эта борьба? Может это всего лишь временный, переходный этап, а не глобализация? Сейчас попса – слушают попсу, завтра …

- Нет, нет. Не думаю. Сейчас происходят грандиозные вещи, которые не укладываются в мыслях. Даже в сочинениях фантастов ничего подобного не найдешь. Начинается новая эра, новый период. Мы живем в исключительное время. Это мой субъективный взгляд: ваше право разделят его или не разделять.

- Говоря о современном искусстве. В Армении, если можно так сказать, на стадии утверждения находится такой жанр искусства как инсталляция. Искусствоведы говорят, что в армянской действительности развитие этого жанра невозможно, не говоря об утверждении. Необходимо создать специализированные институты, чтобы приобщить массовое сознание к этому жанру. А как в Азербайджане? Воспринимается ли инсталляция как современный жанр искусства?

- То, что у вас происходит, это нормально, нормальное консервативное мышление обывателя. В этом нет ничего страшного. К тому же инсталляция западного происхождения (в переводе с французского инсталляция – «театр-выставка» – примеч. автора), а у нас сама жизнь – театр, причем более яркий и красочный, чем в салонах искусства. У нас в Азербайджане есть небольшая группа художников, которые занимаются инсталляцией, работают исключительно в этой области. Это такое «сектантское» искусство. В любом случае оно не способно охватить большое количество зрителей. Обыватель не способен получить наслаждение от такого вида искусства.

- В свое время композитор считался великой фигурой. Не будем уходить далеко: был Прокофьев, Стравинский, Шостакович… На современном этапе есть ли такой субъект как композитор?

- Любой человек искусства функционален только в громадных «имперских» проектах. Если будет такой проект, появится и композитор, если нет – его не будет. Тот же самый Шостакович, к примеру, талант грандиозного масштаба. Но почему он появился. Почему о нем узнали? Потому что была советская идеологическая машина, которая полной мощью работала в данном случае на этого композитора.

В наших маленьких странах, как Азербайджан и Армения, не отличающихся богатой культурной жизнью, тяжело и практически невозможно создание таких крупных имен.

- От современных композиторов очень часто можно слышать, что XX век исчерпал многие темы: добро и зло, война и мир, что с каждым годом писать музыку становится все труднее и труднее, все сложнее не повторяться, создавать новое и востребованное. Наступило несформулированное время? Так получается?

- Почему? Сейчас как раз время такого оголтелого постмодернизма … Сейчас нет никакого эстетического постулата, то есть все эстетические течения возможны. А если все возможно, то что это такое? Просто саркастический хохот. Исчерпался этический аспект искусства. Осталась чистая эстетика, нет никакой этики, этический ресурс исчерпан полностью. И сейчас с эстетикой художники вольны обращаться как хотят.

- В искусстве тотальная демократия, наблюдаемая в наши дни, или же «феодальные отношения», когда есть заказ? Какой путь по-вашему наиболее эффективен для развития и процветания искусства?

- Сложный вопрос … Думаю, это все-таки выбор каждого художника. Я лично делаю то, что нравится мне. Я никогда не писал на официозные темы, никогда не участвовал в казенных проектах. Никаких «феодальных отношений» не может быть. Художник сам по себе, как и все люди. Выбор, в любом случае, за художником. Он волен выбирать, что ему делать и как.

- Как идет процесс создания музыки у композитора Эльмира Мирзоева? Как возникает музыка: извергается, как вулкан, или же пробивается из «недр» души, постепенно, не спеша?

- Эта работа тяжелая. Касательно вдохновения. Оно должно лежать внутри тебя «в сундучке»! Когда нужно, ты по своему велению можешь открыть его, взять чуть-чуть, маленькую горсточку, а потом снова закрыть. Если оно будет «извергаться», то извините, ты – не профессионал.

- Проект подошел к концу. Что Вы для себя прояснили, что он лично Вам дал?

- Скажу честно, я очень обрадовался общению с молодежью. Я увидел молодежь, которая просто выше всякой планки. Им придется жить в этом обществе, и если все останется так, будет замечательно. Молодой ресурс очень хорош, богат, ребята образованные, интеллектуальные, ребята думающие, благожелательные.

Поддерживайте друг друга, цените друг друга. Было бы здорово, если бы вы могли общаться со своими сверстниками из Азербайджана. Это следующий этап нашего проекта. Будем надеятся, что этот план реализуется. Для меня разницы в национальной и этнической принадлежности нет. Для меня самого работа с молодежью была очень интересной.

 

 

24. November 2010 | russisch, Публикации | Bookmark |
««« zurück

Schreiben Sie uns einen Kommentar

    •  
  •  
  • Самые интересные

Аббасов Ильгам

Введение
В этой статье я хочу поговорить о той теме, которой меня интересует уже довольно давно. Речь пойдет о том, как, в каких контекстах преподносят материалы представленные в школьных учебниках сами учителя, какие идеи они считают правильными для прививания школьникам и т. п. Подчеркну, что учебники создаются профессиональными историками.

...дальше

Кетеван Какителашвили

В пост-Советский период положение преподавания истории в Грузии претерпело серезные изменения.
Как известно, в Советский период история преподавалась по единой союзной программе и соответствующим учебникам, которые создавались в Москве и переводились на языках народов СССР.

...дальше

Али Абасов
Южный Кавказ (ЮК) продолжает пребывать в вынужденной стагнации: заморожены не только конфликты, но и в целом общественно-политическая жизнь региона. Прежде всего сложившаяся ситуация сказывается на процессах демократизации, сворачивание которых в регионе происходит с разной интенсивностью, но неуклонно. Важно отметить, что этот процесс сложился и продолжает

...дальше