Impressum | Kontakt

««« zurück

Мы не сможем решить наши проблемы нормального сожительства без взаимосотрудничества

Мы не сможем решить наши проблемы нормального сожительства без взаимосотрудничества

Ашот Блеян

Интервью с директором образовательного комплекса «Мхитар Себастиаци»,экс-министромпросвещения Армении

- Какими видятся из Армении августовские события в Грузии?

- К сожалению, в России продолжает сегодня доминировать имперское мышление. Мне кажется, что боевые действия в Грузии, начавшиеся 8 августа, были заранее спланированы. Не случись войны в Южной Осетии, это произошло бы в Абхазии. Все происшедшее доказывает, что Россия давно шла к тому, что она сейчас имеет.
Я прочувствовал через себя все то, что произошло в Грузии. Когда я видел по российскому телевидению репортажи, я понимал подтекст: «Вот кавказские народы – варвары и нам приходится их спасать от них самих же». Обидно… 200 лет Россия творит, что ей угодно на Кавказе. А мы до сих пор не смогли набраться мудрости и найти общий язык… Для меня это самый важный урок августовских событий.

- Подействовали ли каким-то образом события в Грузии на Армению?

- Конечно же, грузинские события подействовали на нас. Но Армения могла бы почувствовать их более остро, если бы жила в режиме развития. Увы, мы не живем в этом режиме. Армянское общество в целом потеряло что-то, но это не так заметно. К несчастью, мы привыкли так жить и часто даже не отдаем себе отчета. Это губительно для нас. Армения сегодня живет в каком-то другом мире, практически независимом от других стран. Мы живем в тупике. Часто получается так, что события, происходящие в мире, мало затрагивают Армению, армянская экономика развивается как бы сама по себе. Мы уже привыкли жить изолированно.

Дорога через Грузию очень много значит для Армении, это дорога жизни. Но с другой стороны, могу сказать, что Армения, настолько привыкшая к жизни в изоляции, скорее всего, сможет продолжить существование и без этой дороги. Кстати, и Грузия должна исходить из этого. Если в Тбилиси думают, что исключив нас из каких-то проектов, перекрыв дорогу, можно таким образом наказать Армению, это не так. Это никак не работает.

В Армении в тот период находились и такие, кто радовался ситуации в Грузии. Меня очень огорчает, когда я и сейчас слышу: «Хорошо, что Россия наказала Грузию»…

- Может ли Москва использовать Армению, как своего стратегического партнера, в российско-грузинском противостоянии?

- Я думаю, что Россия и так считает Армению своим государством, своей территорией. Москва уже сейчас использует Армению. До сих пор не известно, были ли использованы российские военные базы в Армении в боевых действиях против Грузии. Да, нам заявляют, что не использовались, но кто в это верит? Общество не знает даже, существует ли какая-либо система контроля над российской базой. Я не уверен и в том, будет поставлено в известность руководство Армении, если Генштаб России примет решение использовать базу против Грузии. Если Москва решит использовать базу, то она использует ее в любом случае.

- Вы считаете, что Москва может постараться рассорить Армению и Грузию?

- Конечно. Мы, три народа, азербайджанцы, армяне и грузины виноваты в том, что дали России такую великолепную возможность ссорить нас. Три народа не доверяют друг другу, а козыри в руки получает Россия. Грузины считают, что могут решить какие-то свои вопросы в обход интересов Армении, без согласования с Арменией. То есть, в Тбилиси считают, что достаточно согласовать вопрос с Баку и вопрос строительства железной дороги Баку-Ахалкалаки-Карс уже решен. Таким образом Грузия еще больше загоняет Армению в еще более глухой тупик, не дает ей никакого шанса уйти из-под влияния России. Но ведь это губительно для нас всех!

У всех стран Южного Кавказа сегодня имеется такой сонм проблем потому, что мы упустили возможность, которой воспользовались страны Прибалтики после развала СССР. В 1990 году я, как член правления АОД, был в Риге – прибалты пригласили нас для встреч с азербайджанцами. Они еще тогда говорили, что каждый шаг, который так или иначе затрагивает интересы одного народа, обязательно должен был быть согласован с другим народом и только после этого нужно принять единое решение. Они нас учили, что и страны Южного Кавказа должны идти по пути стран Прибалтики. Но мы этого не поняли. Мы ничего не вынесли из тех уроков, которые преподнесли нам страны Прибалтики. Именно потому сегодня мы платим большую цену. Сегодня Россия очень хорошо использует все противоречия, которые существуют между нашими странами и использует нас друг против друга. А мы продолжаем не доверять друг другу, причем как на уровне народов, так и на уровне правительств. Это и есть основная проблема взаимоотношений стран Южного Кавказа. Самое обидное, что недоверие есть и на уровне народов.

В 1992 году я ездил в Баку. Нужно было, чтобы Ереван и Баку договорились. Тогда в Азербайджане был избран президент Эльчибей, востоковед по образованию, в Армении тоже востоковед – Левон Тер-Петросян. Казалось бы, они должны были понять друг друга, казалось бы, наступила эра нового мышления, которое должно было быть построено на доверии, но… Эпохи доверия не наступило…
К сожалению, Российская империя продолжает существовать, а мы не можем ничего противопоставить ей. Но и мы остаемся такими же, какими были, мы не доросли до того, чтобы не допустить войн у себя дома.

- Как вы считаете, августовские события в Грузии окончательно разделили страны Южного Кавказа? Вы говорили о том, что наши страны упустили шанс построить доверие. Остались ли какие-либо шансы сегодня? Тем более, что Армения идет в сторону России, Грузия в сторону Запада…

- Я не понимаю этого – идти в сторону кого-то. Если мы будем идти друг к другу, и Запад пойдет нам навстречу, будет с нами. Как кто-то из нас может идти и быть с западными странами, если он со своими соседями не может найти общего языка? Мы же не сможем убежать от географии, мы здесь живем все вместе. Грубо говоря, не сможет одна страна Южного Кавказа жить в Евросоюзе, другая в России, третья еще где-то. У нас нет главного – западного стандарта мышления, стандарта сотрудничества, западных демократических ценностей. Я не вижу того, что мы сможем решить наши проблемы нормального сожительства без взаимосотрудничества. Да, мы потеряли уйму времени, но лучше поздно понять это, чем никогда. И чем больше уходит времени, тем больше будет у нас потерь. Неужели нашим странам не хватит все время терять?

Мне было очень обидно, что осетинский и грузинский народы смогли допустить то, что произошло в августе. Азербайджанский и армянский народы тоже допустили такое варварство по отношению друг к другу и уже не имеет никакого значения, чьей вины здесь больше или меньше. В Абхазии и Южной Осетии Россия как контролировала ситуацию, так ее и продолжает контролировать, но уже под официальным соусом. Россия, ее «миротворцы» уже давно оккупировали Абхазию и Южную Осетию, это факт. И даже признание независимости Россией ничего не меняет. Москва своим признанием показала, чего она добивалась все эти годы. Расставила все на свои места. Я никогда не понимал этого термина – «замороженный конфликт». Конфликт он или есть, или его нет.

- Лидер армянской оппозиции Левон Тер-Петросян поддержал действия России в Грузии, в то время как власти Армении просто промолчали…

- Я огорчен этим заявлением Тер-Петросяна, я бы очень хотел, чтобы его не было, но… Я знаю, что очень многие активисты оппозиционного движения Тер-Петросяна также не согласны с ним. Может быть, Тер-Петросян этим популистским заявлением попытался спасти от раскола свое движение. Оппозиционное движение представляет собой своеобразную мозаику, которая составлена из самых разных мнений и взглядов, порой отличающихся друг от друга. Если Тер-Петросян действительно так думает на самом деле, то это плохо. В том числе и для него самого. Можно и так сказать, что для оппозиционного движения Тер-Петросяна конфликт между Грузией и Россией случился очень некстати. Все сосредоточились на внешних событиях, и Тер-Петросян что-то решил сказать, чтобы не потеряться.

- Вы говорите, что в оппозиции есть люди, не согласные в этом вопросе с Тер-Петросяном, однако их голосов не было слышно…

- Например, член АОД Арам Манукян говорил, что он не согласен с Тер-Петросяном.

- Могут ли события в Грузии каким-то образом изменить внутреннюю ситуацию в Армении?

- Кардинально изменят навряд ли, но подействуют обязательно. На фоне этих событий произошло усиление действующей власти. Власти Армении хорошо сыграли на этом. Власти получили очень хороший шанс легитимизировать самих себя.

- После августовских событий в Грузии партия Дашнакцутюн подняла вопрос автономии грузинского региона Джавахети? Как вы считаете, будут ли попытки обострить ситуацию в Джавахети?

- Такие попытки и намерения были всегда. Есть силы, которые будут и в будущем пытаться дестабилизировать ситуацию в Джавахети. Но очень важно для меня, что население Джавахети не поддается на эти провокации. Грузинский народ и власти Грузии должны это ценить. Джавахети может стать прочным мостом между Грузией и Арменией. Точно также, как Нагорный Карабах не должен быть яблоком раздора между Арменией и Азербайджаном, а должен стать связующим мостом между нашими странами. Любой народ хочет жить своей жизнью и власти обязаны обеспечить право народа на нормальную жизнь. Разве вина населения Джавахети в том, что существует партия Дашнакцутюн, что есть провокаторы?

- В Армении я часто слышал мнение, что конфликты в Абхазии и Южной Осетии уже разрешились. Причем разрешились именно благодаря войне…

- Я более уважительно относился бы к стремлению к самоопределению абхазов или осетин. Но они во всем полагаются лишь на Россию и признание их независимости Москвой – это не решение самих абхазов и осетин. Москва установила марионеточные режимы в Абхазии и Южной Осетии и действует так же, как действовала в начале ХХ века. Я очень хочу верить, что Абхазия окончательно не потеряется в России, что придет новое поколение, которое задумается о самобытности и сохранении своего народа. То положение, в котором сегодня находится Абхазия – это конец Абхазии. Скорее всего, это относится и к осетинскому народу. То есть, эти регионы должны стать более самостоятельными, чтобы самим решать, какими должны быть их отношения с Грузией. И грузины должны работать в этом направлении, как и азербайджанцы в направлении Нагорного Карабаха. Простого и быстрого решения не существует. Новое грузинское имперское мышление потерпело крах. К сожалению, сама Грузия не смогла отойти от того мышления, которое ей не нравится в России.

- Вы говорите о грузинском имперском мышлении. Как вы считаете, смогла бы Грузия найти общий язык с Сухуми и Цхинвали без помощи третьих сторон?

- Тбилиси должен был давно уже доказать и показать абхазам и осетинам, что они реально могут получить свободу в составе новой Грузии. Это нужно доказывать не через силу, не через помощь третьих сил. Конечно, государство должно быть сильным. Но что значит быть сильным? Рядом с нами находится Россия, которая всегда готова доказать, что она сильнее нас… Мы должны быть сильнее России в плане привлекательности жизни для населения.
Я, как руководитель образовательного комплекса, очень долгое время пытаюсь наладить контакты с моими грузинскими коллегами. Увы, они не идут на контакт. Мы провели Дни Азербайджана в Армении, но почему все это заглохло, почему мы не продвинулись дальше? Общественные институты не работают… У Армении больше контактов с Францией, чем с Грузией. Все наши страны живут изолированно друг от друга. Саакашвили, Алиев и Саргсян принимают решения, общества живут независимо друг от друга, а Путин ловит рыбок в мутной воде Южного Кавказа.

- Что вы можете сказать о роли Запада на Южном Кавказе?

- Старая пословица гласит – помоги себе сам и Бог поможет тебе. Даже если в роли Бога на Южном Кавказе выступает Запад, то его помощь не спасет нас, пока мы сами не начнем себе же помогать. Наверное, в начале конфликтов мы были ближе к их решению, чем сейчас. Но и сегодня я не вижу другого пути, кроме как через активизацию общества, через народную дипломатию. Без активности наших обществ Запад нам не поможет. Конечно, Запад может прислать гуманитарку, помочь развитию СМИ и т.д., но мы сами должны быть заинтересованы в развитии.Я очень хочу, чтобы это понимали и в Грузии.
Сейчас очень многое зависит именно о Грузии. Грузии был дан уникальный шанс, она была в центре внимания мирового сообщества. В Армении очень многие приветствовали революцию роз, мы надеялись, что начнутся перемены и у нас. Увы, но Грузия упустила очень хороший шанс. Я очень надеюсь, что не навсегда… Я уверен, что Грузия по-другому посмотрит на свой народ, который будет хотеть жить в новой Грузии. Всем народам Грузии нужен мир и свобода.

Сентябрь 2008, Ереван, www.newcaucasus.com

 

 

24. November 2010 | russisch, Публикации | Bookmark |
««« zurück

Schreiben Sie uns einen Kommentar

    •  
  •  
  • Самые интересные

Аббасов Ильгам

Введение
В этой статье я хочу поговорить о той теме, которой меня интересует уже довольно давно. Речь пойдет о том, как, в каких контекстах преподносят материалы представленные в школьных учебниках сами учителя, какие идеи они считают правильными для прививания школьникам и т. п. Подчеркну, что учебники создаются профессиональными историками.

...дальше

Кетеван Какителашвили

В пост-Советский период положение преподавания истории в Грузии претерпело серезные изменения.
Как известно, в Советский период история преподавалась по единой союзной программе и соответствующим учебникам, которые создавались в Москве и переводились на языках народов СССР.

...дальше

Али Абасов
Южный Кавказ (ЮК) продолжает пребывать в вынужденной стагнации: заморожены не только конфликты, но и в целом общественно-политическая жизнь региона. Прежде всего сложившаяся ситуация сказывается на процессах демократизации, сворачивание которых в регионе происходит с разной интенсивностью, но неуклонно. Важно отметить, что этот процесс сложился и продолжает

...дальше